RSS

Интервью главного врача московской Станции скорой помощи им. А.С.Пучкова

09:51 20.01.2017

Плавунов

За прошедший год в работу московской Станции скорой помощи им. А.С.Пучкова были внесены изменения, которые позволили улучшить показатели доезда врачей на вызовы, а, следовательно, спасти больше человеческих жизней. О том, какие новшества были внедрены в минувшем году и какие - еще предстоят в наступившем, рассказал корреспонденту "Интерфакса" Наталье Дмитрак главный врач Станции, главный специалист департамента здравоохранения города Москвы по скорой, неотложной медицинской помощи и медицине катастроф Николай Плавунов.

- Николай Филиппович, какие итоги работы в прошедшие новогодние праздники?

- Как правило, в первые дни после Нового года обращаемость повышается на 10–15 %. Это чаще всего вызовы, связанные с заболеваниями органов пищеварения и последствиями злоупотребления алкогольными напитками. Особенностью этих новогодних праздников также явился подъем заболеваемости респираторными инфекциями, начавшийся в ноябре 2016 года.

За последние десять лет еще не было ни одного Нового года, который бы не закончился тяжелыми травмами, связанными с самодеятельным использованием петард и фейерверков.

В этом году за новогодние праздники (с 31 декабря 2016 года по 6 января 2017 года) количество пострадавших от неосторожного обращения с петардами меньше, чем за аналогичный период прошлого года: 25 человек (в том числе 6 детей) обратились за медицинской помощью, 19 были госпитализированы. В прошлом году за аналогичный период пострадало 30 человек (в том числе 8 детей). Всем обратившимся оказана необходимая медицинская помощь. Снижение количества обращений связано с профилактическими мероприятиями по разъяснению правил осторожного обращения с петардами, которые проводились в предновогодние дни.

Из-за аномально низкой температуры, которая в новом году установилась на территории нашего региона (Москва и Московская область), значительно увеличилось количество обращений за медицинской помощью из-за отморожений.

Так, с 6 по 9 января 2017 года за медицинской помощью обратились 158 человек (в том числе 12 детей), направлены на госпитализацию 129 человек (в том числе и 7 детей). Из-за переохлаждений пострадали 33 человека (направлены на госпитализацию 31 человек, а двое, к сожалению, скончались на месте). В прошлом году, когда не было подобных аномальных перепадов температуры, в период с 31 декабря 2015 года по 9 января 2016 года в результате отморожений за медицинской помощью обратилось 37 человек из них 4 детей, направлены на госпитализацию 29 человек (в том числе 3 детей). От переохлаждений пострадали 18 человек, 16 были госпитализированы и двое пострадавших скончались на месте.

- Каковы основные показатели работы "скорой помощи" на данный момент? Удается ли с ними справляться?

- За 2016 год было совершено около 4 млн выездов. Этот показатель примерно соответствует объемам 2015 года. В 2016-м было отмечено два периода, связанных с подъемом заболеваемости ОРВИ и гриппом: в январе-феврале и с конца ноября до завершения года.

Согласно программе госгарантий, норматив прибытия "скорой помощи" на вызов в экстренной форме, то есть там, где есть угроза жизни, составляет 20 минут. Мы этот показатель сегодня практически выполняем. Более того, среднее время доезда на вызов сейчас составляет 12 – 13 минут; на ДТП – около восьми минут. Это достаточно хорошие показатели, которых нам удалось достичь, и в ближайшее время основная задача – не допускать их ухудшения.

Кроме того, в 2016 году мы сделали большой шаг вперед в отношении пациентов с инсультом и инфарктом: мы стремимся к тому, чтобы снизить время с момента вызова до доставки пациента в стационар до 65–66 минут. Для сравнения, несколько лет назад это время составляло около 90 минут. Этот показатель, так называемое "терапевтическое окно", очень важен, потому что что чем быстрее человек с таким диагнозом попадает в больницу, тем больше возможностей провести эффективное лечение с применением современных технологий. Терапевтическое окно при инсульте меньше, чем при инфаркте, на два–три часа, поэтому срок начала проведения процедур, таких как тромболизис, имеет большое значение для прогноза развития заболевания.

- Изменилась ли статистика по инфарктам в связи со снижением времени доезда?

- Точные цифры мы сможем объявить, когда будет известна статистика по итогам года, но за последние два года, после создания инфарктной сети, летальность от инфаркта миокарда в городе снизилась примерно в два раза.

Благодаря снижению времени выполнения вызова, пациенту в стационаре успевают поставить стент в артерию и не дают развиться некрозу сердечной мышцы. На словах все это звучит просто, но на самом деле инфарктная сеть – это сложный алгоритм: звонок – реагирование – прибытие бригады – проведение терапии – эвакуация пациента в сосудистый центр с учетом наличия свободной ангиографической установки. Эффективная работа может быть построена только при жестком выполнении установленного стандарта.

- Сильно ли пришлось менять структуру вызовов, чтобы добиться такого эффекта? Это же делается за счет того, что определенным звонкам отдается приоритет?

- Вызовы ко всем пациентам с подозрением на инфаркт и инсульт выполняются в экстренной форме – естественно, им отдается приоритет. Для этого есть автоматизированные способы опроса, которые позволяют выявить признаки возможного развития заболевания, и самое главное в этой ситуации – мы работаем с больницами в единой информационной системе.

В приемных отделениях больниц установлены элементы нашей программы, которые работают по облачному принципу: больница видит всю информацию о направляемых пациентах и начинает готовиться к их приему с момента, как принимается решение об эвакуации.

Такие программы в 2016 году были установлены во всех реанимационных отделениях – и в кардиореанимации, и в неврологической реанимации. Причем, при проведении медицинской эвакуации учитывается даже то, свободен ли в данный момент ангиограф в больнице. Аналогично в реанимациях неврологического профиля: мы видим все койки в онлайн-режиме и видим готовность к проведению тромболизиса в этих стационарах. Создание этой системы уже завершено. В ней предусмотрена и возможность для оказания помощи больным с несколькими различными диагнозами, по каждому из которых требуется экстренная помощь.

- Какие еще новшества были внедрены в работу "скорой помощи" за 2016 год?

- Мы постепенно готовимся к работе в формате Единого диспетчерского центра. В Северно-Западном округе Москвы и Зеленограде 1 сентября был запущен соответствующий пилотный проект, и сегодня жители этих двух округов независимо от того, какая помощь им требуется – неотложка или "скорая помощь", набирают единый номер нашей диспетчерской, и диспетчера при необходимости передают вызовы в окружные отделения неотложной помощи. Повсеместно этот проект планируется внедрить уже с 1 февраля. Будет единый телефон "103", на который люди могут обратиться. Это удобно. Кроме того, это дает нам возможность координировать работу "скорой" и неотложной помощи и более жестко мониторить выполнение вызова в установленные нормативы.

Кроме того, с 15 декабря в Зеленограде совместно с департаментом здравоохранения города Москвы мы начали еще один пилотный проект: четыре бригады неотложной помощи, две детские и две взрослые, которые ранее работали в составе городских поликлиник, перешли в штат "скорой помощи". В таком формате они будут работать весь первый квартал 2017 года, после оценки эффективности проекта департаментом здравоохранения будет приниматься решение о дальнейшей целесообразности таких изменений. Сегодня норматив прибытия к пациенту для неотложки – два часа. Мы планируем немного более жесткие параметры мониторинга для того, чтобы неотложка этот норматив не превышала и повысилась эффективность ее работы.

- Есть ли какие-то санкции за нарушения нормативов выполнения вызовов?

- Наша основная задача - сделать так, чтобы не было превышения. Надо в первую очередь стремиться к тому, чтобы их не было, а не думать о санкциях. Основное в медицине – профилактика. Поэтому и будем заниматься "организационной" профилактикой.

- Какова кадровая ситуация? Хватает ли кадров?

- В этом году мы приняли на работу более 1 тыс. человек – врачей фельдшеров и медсестер. Это, кстати, еще одно новшество 2016 года: соответствующим приказом Минздрава к работе в бригаде "скорой помощи" теперь допускаются медсестры. В этом году к нам пришли на работу порядка 150 медсестер.

- Они должны проходить какой-нибудь курс повышения квалификации перед тем, как поступить на работу?

- Дополнительного обучения медицинских сестер не требуется. У них есть специальность "сестринское дело", которая дает право работать на "скорой помощи". Они по сути в составе бригады скорой помощи выполняют функцию помощника врача или фельдшера "скорой помощи". Обучение дополнительным навыкам проходит на рабочем месте.

- То есть, кадрового голода у вас нет? А по врачам?

- В 2016 году мы приняли на работу 178 врачей, из них 24 молодых специалиста, окончивших высшие учебные заведения. А в качестве среднего персонала мы приняли около 250 молодых специалистов. В основном это фельдшера - выпускники наших городских колледжей.

13 декабря 2016 года в Колонном зале Дома Союзов совместно с департаментом здравоохранения и городским советом профсоюзов работников здравоохранения мы провели церемонию посвящения в профессию медицинских специалистов, окончивших учебные заведения в 2016 году. Теперь это станет ежегодной традицией.

- А на будущий год есть какие-то планы?

- Думать о развитии кадрового потенциала необходимо всегда. Начиная со следующего года, мы планируем расширить контакты с медицинскими колледжами. Мы начнем погружение студентов в профессию буквально начиная с первого курса. Для начала будем проводить с ними встречи, будем рассказывать об организации, об особенностях работы. Со второго – третьего курса, помимо стандартной учебной или производственной практики, мы будем проводить с ними занятия в нашем симуляционном центре.

Задача – чтобы человек к окончанию медицинского колледжа имел максимальный уровень квалификации и чтобы не нужно было заново обучать его. Мы будем проводить с ними занятия и в оперативном отделе, и на подстанции. Цель этой деятельности – чтобы люди четко определились в выборе профессии, вплоть до той подстанции, куда они пойдут работать.

Система производственной практики у нас есть и сейчас, но она начинается после третьего курса. А опыт работы с первого курса мы хотим внедрить с 2017 года. Мы уже провели такое общее совещание с руководителями медицинских колледжей, они нас в этом поддержали.

Активно взаимодействуем с вузами по подготовке врачей скорой помощи, педиатров, анестезиологов-реаниматологов.

- Есть статистика, сколько в среднем в год требуется таких выпускников колледжей вам?

- Мы каждый год подаем заявку в департамент здравоохранения на распределение – это порядка 200–220 человек.

- Кадровый голод есть?

- Кадрового голода нет. Приток молодых специалистов и желание работы у нас медицинских работников из других регионов позволяет нам на сегодня контролировать эту ситуацию.

- В начале разговора вы говорили, что в настоящее время отмечается рост заболеваемости ОРВИ и гриппом. Предпринимаются ли какие-нибудь меры в связи с этой ситуацией?

- Как и в январе–феврале 2016 года, с увеличением числа вызовов мы добавили порядка 30 бригад в суточном исчислении. Подчеркну, что речь не идет об эпидемии, это просто сезонный рост заболеваемости. Московская система здравоохранения готова к этому – и мы, и первичное звено: работа поликлиник была своевременно изменена, продлено время вызова врача на дом, изменен режим работы по субботам.

- А на сколько у вас увеличилось количество вызовов?

- С конца ноября число вызовов увеличилось примерно на 20%. Но мы справляемся. Мы увеличили количество операторов, принимающих вызовы от населения, увеличили количество врачей–консультантов. На сегодня каких-то опасений по этому поводу нет.

- Консультанту можно позвонить, и он удаленно расскажет, как лечиться?

- Да, в круглосуточном режиме. Если другого повода, кроме температуры, нет, человек переводится на врача-консультанта, который по телефону выясняет ситуацию. Если врач в чем-то сомневается, к пациенту поедет бригада скорой или неотложки. А если человек болеет только первый день или только температурит, он может в любое время суток позвонить нам и получить рекомендации по лечению. Далее он может вызвать врача из поликлиники для назначения соответствующего курса лечения и оформления листка нетрудоспособности, если это необходимо.

- Давайте теперь обсудим финансовую сферу. Каковы зарплаты молодых специалистов?

- Начиная с этого года, мы у себя в коллективном договоре ввели отдельный раздел касательно молодых специалистов: все они, в зависимости от стажа работы, получили индивидуальную надбавку к должностному окладу в размере от 10 до 30%.

Также сотрудникам "скорой помощи" была увеличена надбавка за вредные условия труда, ежеквартально выплачивались премии.

- Как в настоящий момент обстоят дела с оснащением карет "скорой помощи"?

- К настоящему моменту парк полностью обновлен, теперь идет плановая замена машин с учетом степени износа. У нас нет своего автопарка – машины нам предоставляет по договору отраслевое предприятие Департамента здравоохранения города Москвы – ГУП "Автокомбинат Мосавтосантранс".

Что касается оснащения – это наша компетенция. На сегодня все машины оснащены в соответствии с теми требованиями, которые определены табелем оснащения для оказания скорой медицинской помощи.

Но в 2016 году у нас был еще один проект – с 1 ноября по решению департамента здравоохранения все консультативные бригады, которые были при городских больницах, перешли к нам в штат. Теперь их название - экстренные консультативные бригады скорой медицинской помощи. Это дежурные уролог, офтальмолог, сосудистый хирург, две бригады нейрохирургов, детский кардиологии и три бригады неонатальной реанимации. Такие бригады имеют специальное оснащение. Экстренные консультативные бригады были у нас и раньше – инфекционные, кардиологические, неврологические и акушерско-гинекологические, теперь спектр специализации значительно расширен.

- А их хватает? Если, допустим, много вызовов в одно и то же время…

- Вызовы ставятся в очередь, и специалисты едут их выполнять. Как правило это вызовы в неотложной форме. В случае вызова в экстренной форме направляется общепрофильная бригада скорой помощи и пациент эвакуируется в профильный стационар.

- Некоторое время назад много говорилось об оснащении бригад специальными планшетами. Как ведется эта работа?

- В ноябре 2016 года департамент информационных технологий города Москвы поставил нам 1400 электронных планшетов, и сейчас мы начали инсталляцию этого оборудования. Сейчас ими уже оснащены порядка 400 бригад. Процесс очень непростой: планшет требуется синхронизировать с системой автоматизированного управления станции скорой помощи, установить соответствующий софт. Благодаря планшетам, мы видим бригаду на экране монитора, проводим ее позиционирование в системе ГЛОНАСС, и по мере выполнения этапа вызова бригада ставит определенные отметки. Если раньше это были кнопки на прежнем абонентском комплекте, теперь это все идет на экране. В планшетах, помимо системы навигации, есть большая телефонная книга: бригадам не нужно набирать номер, можно найти его в книге и вызвать диспетчера, оператора, можно связаться с пациентом, потому что вызов может поступить в процессе следования, к примеру, уточнить адрес подъезда, если возникают какие-то проблемы, также есть функция визуализации маршрута к месту вызова.

200 электронных планшетов будут переданы в отделения неотложной помощи поликлиник.

- А прежней версией были оснащены все бригады?

- Все, конечно. Это уже четвертое поколение коммуникаторов на Московской скорой.

- Не планируете сделать эти бригады взаимозаменяемыми? Чтобы если не хватает бригад скорой помощи, могла доехать бригада неотложной помощи?

- Скорую неотложкой вы никогда не замените. Это разные виды медицинской помощи. Но если где-то вдруг возникает ситуация, связанная с ухудшением состояния пациента, а неотложка к нему еще не доехала, приедет бригада “скорой помощи”. Мы эти вызовы контролируем, принимаем и выезжаем в обязательном порядке. Такая подстраховка сейчас существует.

- Как раз, наверное, коммуникаторы упростят такую деятельность?

- Мы сейчас неотложки тоже видим на экранах, потому что они тоже работают с коммуникаторами, но коммуникаторы у них пока разные. А по мере того, как мы будем инсталлировать новые планшетники, завершим создание единого информационного пространства скорой и неотложки.

- Сейчас обсуждается инициатива разрешить машинам скорой помощи таранить автомобили, которые не дают им проехать. Что вы думаете об этом?

- Мы считаем, что это для скорой помощи неприемлемо. Помимо того угрозы безопасности для персонала и для больного, такая ситуация может привести к ДТП. По всем нормативным документам, даже в случае небольшого ДТП водитель должен остаться на месте, до прибытия сотрудников ГИБДД, оформить документы... Получается, вы приехали на вызов, совершили ДТП, дальше водитель машины остается на месте, а медицинский персонал должен вызывать следующую бригаду, чтобы заниматься пациентом. Абсурд, согласитесь. Не знаю, кто предложил такой вариант.

- Тем не менее, большой ли проблемой является поведение других водителей на дороге? Насколько культура других водителей выросла? Дают ли проехать водителям “скорой помощи”?

- В целом можно сказать, что культура выросла. Это отмечают и водители, и персонал “скорой помощи”. Есть отдельные личности, у которых непонятное негативное отношение к спецсигналам. Причем, не важно, это “скорая”, полиция или другая экстренная служба – просто не нравится, и всё. Могу сказать только одно – пожелаю, чтобы этих людей никогда не коснулась необходимость вызова скорой помощи. Заболеть может каждый человек, и надо всегда помнить, что кому-то эта помощь требуется именно сейчас, в эту минуту. Проявление милосердия должно стать нормой для всех участников дорожного движения.

- А как быть с агрессией со стороны пациентов? Такие случаи часто бывают?

- У любого медицинского работника, который контактирует с пациентом, есть определенный риск столкнуться с агрессивным поведением. Естественно, этот риск возрастает при оказании медицинской помощи вне медицинской организации.

Важно то, что в этом отношении нас поддержала московская полиция: все, что связано с обращением по поводу медицинских работников, взято на особый контроль. Уже два или три человека осуждены в уголовном порядке после таких ситуаций.

Есть случаи выплаты штрафов со стороны нападающего на медицинского работника. И самое главное – что это было воспринято общественностью.

16 ноября у нас на Станции при участии департамента здравоохранения прошел “круглый стол” по этой тематике – выступали руководители медицинских организаций, врачи поликлиник, врачи приемных отделений, наши сотрудники, делились опытом подобных ситуаций. Нас поддержали Мосгордума, городские и федеральные профсоюзы медицинских работников, Минздрав, прокуратура. Более того, Минздрав России уже вышел в Госдуму с проектом изменения в Уголовный Кодекс и предложением ввести статью, где была бы прописана ответственность за нападение именно на медицинских работников, а не просто на “лиц при исполнении служебных обязанностей”, как сейчас.

В конце 2016 года в Госдуме состоялся "круглый стол" под руководством председателя комитета по охране здоровья Дмитрия Морозова. Единодушно было принято мнение, что эту инициативу нужно вносить на рассмотрение в первом чтении.

- Какая ответственность будет предусмотрена?

- Будет предусмотрена и уголовная ответственность, и материальная. В проекте фигурирует сумма штрафа в размере около 200 тыс. рублей.

- Можно ли говорить о том, что случаи агрессии в отношении сотрудников "скорой помощи" участились за последнее время?

- Я бы не сказал, что стало их больше. Примерно столько же, сколько в прошлом году. Но в любом случае, мы здесь говорим о профилактике.

Согласно действующей нормативной базе, пострадавший сотрудник получает среднюю заработную плату за весь период нетрудоспособности. Но смысл не в том, чтобы получить деньги, а в том, чтобы исключить такие происшествия.

- Да, и врачи могут не доехать к кому-то, кому это действительно нужно…

- Вы совершенно правы. Если это случается, бригада выпадает из работы, приходится перераспределять бригады, чтобы выполнить нормативы прибытия прежде всего в экстренной форме. Кроме вреда здоровью бригады, может быть и ущерб здоровью других людей, которые из-за этого могут вовремя не получить медицинскую помощь.

- А что вы думаете о возможности вооружить их летальным или нелетальным оружием для самозащиты?

- Мы противники вооружения медицинских работников. Не вяжется с нашей профессией наличие какого-либо вооружения. У нас есть возможность быстрого вызова на место наряда полиции. Мы добиваемся того, чтобы такие вызовы были у них в приоритете.

Во-вторых, многие забывают о том, что попытка применения какого-либо оружия вызывает еще большую агрессию человека, и дает ему право тоже что-то применить против вас.

Если ситуация агрессии возникает, у персонала есть четкие инструкции: сообщить о происшествии на станцию и вызвать наряд полиции, который и будет регулировать дальнейшую ситуацию. Либо, в случае с агрессивными психически больными людьми, вызывается бригада соответствующего профиля.

- Говорят, что пенсионеры иногда вызывают врачей просто от скуки – ради того, чтобы просто с кем-то пообщаться. И в то же время в народе бытует мнение, что есть в нашей медицине установка не лечить стариков…

- Во-первых, без повода бригада скорой помощи никогда не поедет - для этого существует диспетчерский центр, обязательный опрос при обращении на скорую помощь, и если повод не формируется, то такой человек переводится на врача-консультанта, который определяет состояние человека и принимает решение, будет ли это "скорая помощь", неотложка, или просто человеку достаточно будет обратиться в поликлинику. Кроме того, у нас есть договоренность с департаментом информационных технологий, которая дает возможность переключить обратившегося в ЕМИАС для записи в поликлинику.

Если есть медицинский повод, бригада "скорой помощи" приезжает к пациенту и на месте принимает решение о необходимости эвакуации в больницу. Подчеркну, никогда возраст пациента не являлся каким-то ограничительным критерием для выезда бригады скорой помощи и медицинской эвакуации. Единственный критерий – это наличие медицинских показаний.

Более того, часть пациентов, особенно пожилого возраста, могут отказаться от эвакуации в больницу. К части этих пациентов мы выезжаем сами повторно. Если у пациента, допустим, инфаркт миокарда и он отказывается от эвакуации, через два часа мы к нему приезжаем, смотрим динамику состояния, повторно предлагаем госпитализацию. Люди понимают, что ситуация тяжелая, и соглашаются.

- А многие ли отказываются от госпитализации? Насколько народ сознательный?

- Не сказать, что это какая-то система, но такие пациенты есть. Приехали врачи, провели лечение, человеку стало лучше, и он считает, что все хорошо. На самом деле мы же понимаем, что это только на тот период, когда пациента можно доставить в больницу. Поэтому приходится объяснять.

- А какие вызовы самые частые?

- Болезни системы кровообращения, заболевания органов дыхания, травмы и отравления, органы пищеварения – четыре основные составляющие в структуре вызовов скорой медицинской помощи.

Бывали, кстати, случаи, когда некоторые телевизионные компании делали ложные вызовы бригад скорой помощи с мотивировкой, что они решили проверить, как они приезжают. Было два или три таких случая, но вот больше года таких случаев не было. Мы, естественно, выразили свое по этому поводу недоумение.

- Животрепещущий вопрос по поводу платной скорой помощи: какие планы на этот счет?

- У нас по всем нормативным документам скорая помощь была и есть бесплатна. Ежегодно правительством города принимается программа госгарантий бесплатной медпомощи жителям Москвы, там есть отдельный раздел, посвященный оказанию "скорой помощи". Это не исключает работу коммерческих организаций, которые имеют лицензии на оказание "скорой медицинской помощи", но это не относится к нашей городской службе медицинской помощи.

У нас есть небольшая коммерческая составляющая – мы работаем по договорам с организациями для обеспечения зрелищных массовых мероприятий, поскольку это не входит в программу оказания бесплатной медицинской помощи, и работаем по договорам добровольного медицинского страхования, но это совершенно не относится к программе обязательного медицинского страхования. Мы работаем в системе ОМС, и любой человек, который находится на территории Москвы, независимо от места жительства, имеет право обратиться на скорую помощь и получить ее в полном объеме. Коммерческой составляющей занимаются отдельные бригады. Принцип их работы аналогичен бесплатным, но они не имеют никакого отношения к бригадам, которые работают в рамках программы ОМС, это не влияет ни на доступность, ни на качество медицинской помощи, потому что эта деятельность осуществляется сверх программы госгарантий и ни в коей мере ее не заменяет.

- Каковы основные планы на 2017 год?

- Помимо упомянутых выше планов создания Единого диспетчерского центра, завершения инсталляции планшетов для бригад "скорой" и неотложной помощи, у нас впереди мероприятия, связанные с Кубком Конфедерации. Мы принимаем самое активное участие в обеспечении этих соревнований и подготовке чемпионата мира по футболу. Это будет "репетиция" уже под эгидой FIFA, со всеми международными требованиями. Планируем в этом году начать обучение бригад и диспетчерского персонала дополнительно английскому языку. Мы определим, какие подстанции будут заниматься обеспечением мероприятий, и 250–300 сотрудников для дополнительного обучения. Мы с этими людьми будем отрабатывать и профессиональные медицинские вопросы, связанные с особенностями оказания помощи при проведении футбольных соревнований.

Ссылка на материал: http://interfax-russia.ru/Moscow/exclusives.asp?id=799162

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати